понедельник, 13 января 2014 г.

Юркино Рождество


Современный святочный рассказ. 
СВЯТОЧНАЯ НЕДЕЛЯ в рамках проекта "Чистое Слово"


Юркины глаза не давали покоя шее. Постоянно поворачивая голову из стороны в сторону, широко раскрытые глаза сновали по лицам вокзальной публики. Уж больно много разных людей с озабоченными физиономиями сновали по перрону, стояли у ларьков с горячим кофе и остывшими чебуреками. Круглолицые уборщики с раскосыми глазами, одетые в ярко-оранжевые куртки, с неудовольствием заметали бычки возле урн. Серьёзные взгляды изучали табло со списком вскорости прибывающих поездов.
По-деловому сложив руки в карманы, не замечая зимнего морозца, Юрка напустил на себя вид озабоченного человека и внимательно следил, когда же у названия города, откуда приезжает бабушка, появится номер пути и платформы. Семён стоял рядом и наблюдал за сыном. Пусть поиграет во взрослого человека, почувствует важность момента. С виду шкет, но в голове у малыша часто появляются серьёзные вопросы. Встречать бабушку Юрка вызвался сам, даже хотел отправиться на вокзал без отца, но тот объяснил, что тёща, как обычно, привезёт много гостинцев и Юрке одному никак не справиться с увесистыми сумками.

Детские глаза засветились радостным волнением, и голова повернулась к отцу. На табло появилась долгожданная информация. Быстрым и уверенным шагом Юрка направился в сторону нужного объекта, отсчитывая столбики с номерами платформ. Семён шёл следом, вспоминая, как в детстве, всегда с нетерпением и волнением, ждал встречи с бабушкой.

Состав медленно осел у перрона, издал финальный вздох тормозной системой, и двери вагонов стали открываться. В воздухе запахло угольным дымом, а на платформу ступили первые приезжие.

Один за другим из металлической двери выходили пассажиры, благодарили проводника и с радостью бросались в объятья встречающих или шли на выход, кто быстро, а кто медленно волоча багаж. Юрка с нетерпением высматривал знакомое лицо, постоянно волнуясь, что пропустит долгожданную гостью. «Неужели в одном вагоне помещается так много людей? – думал он. – Где же бабуля?»

В какой-то момент мальчик глянул на отца, который так же нетерпеливо провожал незнакомые лица. И наконец в проёме двери появилась огромная сумка, и донёсся знакомый женский голос. Так пыхтеть может только любимая бабушка. Юрка инстинктивно сделал шаг вперёд и через мгновение уже стоял в тамбуре, вцепившись в ручки весомой поклажи. Его рот растянулся в улыбке, которая говорила, как несказанно рад внук приезду Дарьи Архиповны.

Юрка вцепился в мягкую морщинистую руку и не отпускал бабушку до самого порога квартиры. За короткое путешествие от вокзала внук успел рассказать все самые важные новости за всё время, пока бабули не было рядом. Дарья Архиповна слушала внимательно и не забывала прижать Юрку к себе в знак большой любви.

После долгих объятий с Анной гостья взялась за багаж, опустошая баулы от неслыханно щедрых гостинцев. Банки с домашними соленьями, пироги, заботливо спечённые перед отъездом, сушёные грибы, варенье из лесных ягод выстраивались пирамидами, становились рядами на кухонном столе. Юрка облизывался, но в первую очередь слушал рассказы бабушки о деревне и новостях провинциальной жизни. Рассказывать Дарья Архиповна умела.

Каждая новость, даже самая заурядная, в её устах казалась увлекательным рассказом. Особенно внук любил, когда бабуля вспоминала домашний скот и пересказывала свои приключения с курами, коровой и двумя поросятами, которые, по её словам, стали жирными хряками. И сейчас, не без заботы, бабушка Даша вспомнила, что нужно бы позвонить соседу и справиться, как там себя чувствует её живность. Присев на стул перед пустыми сумками, она погладила Юрку по голове и сказала:

– А вообще вам бы разок на Новый Год приехать в деревню. На чистый воздух. Я уезжала, так снегу навалило по шею, а тут – одна грязь на асфальте да заляпанные машины. Что, внук, приедешь в гости на следующий год?

Юрка с решительностью кивнул и только потом посмотрел на отца, ожидая подтверждения. Семён честно сказал, что всё зависит от службы. Если командир даст отпуск, то непременно следующий Новый год семья проведёт за городом.

Бабушку определили в Юркину комнату. Внук был рад, что сможет подолгу болтать с Дарьей Архиповной, а перед сном слушать её интересные сказки. После бабушкиных рассказов всегда снились чудесные сны.

Ожидания Юрки не обманулись. В первый же вечер баба Даша рассказала увлекательную историю о том, как звери в лесу встречали Новый год.

– Но ведь звери не разговаривают, – смутился Юрка в конце сказки.

– Это мы не слышим, как они разговаривают, – спокойно ответила Дарья Архиповна. – А между собой они ещё как разговаривают. И ругаются, и даже смеются. Помнишь, как петух по двору гонялся за курицей, так ведь догнал и уговорил. С тех пор и дружат и цыплят растят. Так и в лесу - все говорят на нам непонятном языке.

Внук быстро заснул под добрый взгляд бабули. «Растёт, сомневается, – подумала она про себя. – Думает и рассуждает… Скоро совсем большим станет, перестанет в сказки верить. А может, оно и к лучшему. Современные дети быстро взрослеют».

Юрка ночной рассказ не забыл и в канун Нового года попросил Дарью Архиповну рассказать сказку про язык зверей. Недолго думая, женщина начала новую историю.

У окраины леса стоял дом, в котором жили трое сорванцов и их мама. Старший брат – Никита- был самым сильным и рассудительным. Больше всех помогал матушке и следил за младшими, чтобы не озорничали. Средний – Василий -  был шутником и балагуром: не любил сидеть на месте и всегда подтрунивал над младшим, самым маленьким из братьев. Звали малыша Ваней, и по характеру он был спокойным и любознательным. Всегда смотрел, как старший брат делает работу по дому, спрашивал маму, как кашу варить, и любил шутки среднего.

Однажды мать попросила старшего сына в лес сходить, дров наколоть, пока снегом тропинки не замело. Стал собираться Никита, топор подточил, полушубок с печки снял, а Ваня ему и говорит:

– Возьми меня с собой, я веточки с земли подбирать буду и в охапки связывать.

Подумал старший брат и согласился. Взял Ванюшку в лес в помощники.

Идут братья по тропинке, снег под валенками хрустит, пар из ртов валит. Зашли глубже, где деревья посуше, прямо у болота. Остановились и по сторонам смотрят. Выбирает Никита дерево, где ствол толстый и веток немного, чтобы быстрее срубить и домой вернуться. И тут до них доносится плач, словно щенок мамку зовёт. Посмотрел старший брат, откуда звук слышен, и поманил за собой Ваню, осторожно ступая по снегу.

За деревьями и голыми кустами увидели они волка. Лежал серый у сосны и скулил. Заметил Никита, что лапа волчья зажата капканом. Удивился паренёк, что кто-то мог так на зверя охотиться, и решил помочь хищнику.

Волк оскалился, увидев людей, а Ванятка за спину старшего брата спрятался, увидев острые зубы зверя.

– Не подпустит, – сказал Никита и отступил назад.

– А может, с ним поговорить? – выглядывая из-за широкой фигуры, спросил младшенький.

– Зверь человека не поймёт. А поймёт, так не поверит. Он хоть и волк, да понимает, что человек на него капкан поставил, от того и скалится. Вот бы усыпить его, да нечем.

Повернулся Никита, чтобы к делам вернуться, а Ваня неожиданно колыбельную затянул, ту, что мама на ночь братьям пела. Тянет ноты и на волка смотрит. Остановился старший брат и не поймёт, чего малыш задумал. А зверь скалиться перестал и тихо заскулил. Положил голову на лапы и из глаза слезу пустил от боли.

Совсем жалко стало бедолагу. Поёт Ваня песню и к волку тихо подходит. Никита испугался за брата, но видит, что серый морду в сторону воротит, словно обещает детей не тронуть. Решился и на помощь малышу подошёл. Капкан сильными руками разжал и освободил хищника из зубастого плена.

Стоят мальчишки, ждут, что волк делать будет. А тот поднялся, поджал больную лапу и похромал в лес, даже не обернувшись.

– Доброе сердце у тебя, Ваня, – сказал старший брат. – Не всякий зверь к себе подпустит, а тем паче волк. Видать в мамку ты пошёл, и песни её наизусть помнишь.

– Жалко его было, – вздохнул малыш.

И пошли они обратно дрова заготавливать. Весь день Никита топором махал, а Ваня щепки в мешок собирал и ветки в охапки вязал. Притащили домой дров и розжига и Василию с мамой о случае с волком рассказали.

Испугалась мать за младшего сына, но похвалила и на будущее осторожнее быть просила. Кто его знает, что у волка на уме, даже если он раненый.

Глаза у Юрки слипались, но рассказ больно интересным был. Когда бабушка замолчала, поправляя одеяло, внук попросил:

– А дальше? Дальше что было?

– Поздно уже. Ложись на бочок и спи, а завтра я тебе продолжение расскажу, – пообещала Дарья Архиповна.

Утром Юрка застал бабушку на кухне за готовкой. У Дарьи Архиповны щи особенно вкусными получались. И мальчик с нетерпением ждал, когда придёт обеденное время.

– А собаки у вас есть во дворе? – спросила женщина.

– Есть! – воскликнул внук. – Машка со щенятами. Мы с Васькой ей конуру под лестницей в подъезд построили.

– Так отнеси ей костей, что от бульона остались, а вернёшься, так щи и настоятся, обедать будем.

Схватил Юрка пакет и на улицу стремглав выбежал. Смотрит, а Машка у конуры сидит и за кутятами присматривает. А те борцовский поединок устроили: кувыркаются на замёрзшем асфальте, за уши да за лапы друг друга треплют. Увидела сучка мальчика, поднялась, хвостом машет, от детей не отходит, но гостинец на расстоянии чует.

Раскрыл Юрка пакет и положил перед собакой. Присел на корточки и следит, чтобы всё съела. А та и рада стараться.

Пока Машка костью хрустела и довольно причмокивала, заговорил с ней Юрка как с человеком. Рассказал, что гостинец от бабушки, и посетовал, что вот, мол, собака его понимает, а он её нет. Машка, хоть и была занята трапезой, но на мгновение отвлеклась и быстро лизнула Юркину щёку. Засмеялся малыш и понял, что есть у зверей язык, которым они и человеку объяснить всё могут. Ведь понятно, что Машка спасибо сказала.

Прибежал он домой и с порога про собаку бабушке рассказал. На что Дарья Архиповна заметила:

– Вот видишь, и в городе чудеса случаются, не только в лесу, да в сказках.

В тот вечер историю на ночь пришлось пропустить. Семья собралась за столом встречать Новый год. Юрка не жалел, что бабушка рано отправилась отдыхать и быстро уснула под грохот петард и салютов. Устала она, весь день у плиты провела. Зато праздничный стол получился на славу. И чудес в эту ночь было достаточно. Сначала пришли папины сослуживцы, переодетые в Деда Мороза и Снегурочку. Потом подарки из-под ёлки доставали. И очень торжественно звенели бокалами.

Утром, когда папа с мамой ещё спали, Юрка помогал бабушке убирать со стола и укладывать остатки пиршества в холодильник. Отнёс Машке новое угощение и заметил, что он был не один, кто-то поздравил четырёхлапую мамашу с праздником, принеся с праздничного стола гостинцев.

К обеду внук и Дарья Архиповна устали. Отпустили папу с мамой в гости к друзьям, а сами завалились на диван. Спать не хотелось, и Юрка настоял на продолжении истории про Ваню.

Дарья Архиповна устроилась поудобнее и начала:

В сочельник собралась семья за столом. Жарко горели в печи поленья, и дети благодарили прошедший год за урожай и хорошую жизнь, хлебали сладкое сочиво и радовались наступающему празднику. А утром, после торжественной молитвы, Ваня и Вася отправились по деревне колядовать. Никита с матерью пошли по гостям вместе со взрослыми.

Святки начались шумно, и соседи с радостью сажали мальчишек за стол, угощали мясом. Каждая хозяйка хвасталась умением готовить праздничные блюда - и животики к вечеру были полны до отвала. В темноте вечера, под светом луны и сиянием звёзд шли средний и младший брат домой. Уже у околицы, недалеко от своего дома, заметили тень, скрывавшуюся за забором. Насторожился Василий и смотрит во мглу, пытается различить, кто бы это мог быть за изгородью. Или сосед – дед Михай, что медовухи опился, или кто из чужих в деревню забрёл.

И тут к мальчикам выходит серый волк.  Глаза горят, отражая ночное светило, нос по воздуху елозит, ловит вкусные запахи. Узнал зверя Ванюша, и смело пошёл навстречу. Испугался за брата Василь, обогнал малыша и встал между ним и хищником.

– Не бойся, – проговорил Ваня. – Я волка этого знаю. Это его мы с Никитой из капкана освободили.

Засомневался средний брат и держит младшего за ворот, подойти к зверю не даёт. А волк смотрит на него и порыкивает, словно осуждает. Оттого Василю ещё волнительнее стало. И идти дальше боится, и остаться страшно. А зверь не уходит, то на Ваню смотрит, то на его брата скалится. Тогда малыш говорит:

– Не бойся его, Вася. Если мы ему помогли, то не тронет. Да и праздник сегодня святой, не сможет зверь плохого сделать.

– Ага, – возразил Василий. – Помнишь, что мама говорила: зверь что думает, то человеку не доступно. Гляди, как рычит – угрожает. Значит, застрянем мы здесь надолго, а то, чего гляди и в пасть попадём. Своих бы дождаться да вместе домой вернуться. Никитка сильный, он зверя одолеет.

Вспомнил Ванютка, как песню раненому волку пел, и уразумел, что волк понял его в тот день. Значит, может человек со зверем договориться. И пришли на ум песни праздничные, которые на колядках поют, и затянул малыш плясовую, а Василь подхватил. И волк оскалился, но на морде его это было похоже на улыбку. И поверил средний брат, что не сделает волк им ничего плохого. И подумал, что зря подтрунивал над младшим. У Вани было чему поучиться.

Развеселились братья и не заметили, как к ним со стороны деревни подоспели Никита с мамой и другие сельчане. Дивились люди, что волк с пацанами под песни притопывал и подвывал в мелодию рождественских гимнов. Не испугались люди серого, а потом, кто чем был богат, угостили хищника и дали уйти в лес невредимым.

Вернулся волк в чащу, довольный и сытый. Почувствовал, что люди не такие злые, как он думал. И решил попросить не ставить в лесу капканы, чтобы ни его родня, ни лисы хитрые, ни зайцы трусливые не страдали. Но как сказать людям, не знал. И собрал совет из зверей, и стали они решать, как с людьми договориться.

Юрка задумался по-настоящему. Вот ведь и Машка всё понимает, а как с ней договориться, и сам не знал. Одна надежда, что бабушка подсказку даст и историю до конца расскажет.

– А что такое сочельник? – спросил он.

– Сочельник - это вечер перед Рождеством. Принято на ужин кашу специальную варить с фруктами и мёдом, год прошедший добрым словом поминать, и важно не начинать кушать, пока первая звезда с неба не глянет.

– А святки?

– Святки это дни до крещенского сочельника, тоже особый вечер. В это время принято по гостям ходить, а у нас в деревне – по дворам. Песни рождественские петь, гостей угощать и радоваться Рождеству Христову.

– И в городе на Рождество мы ходим по квартирам, стишки рассказываем, – обрадовался Юрка. – Тоже, как в деревне. А правда, что звери тоже понимают праздники и ведут себя хорошо?

– Всяка тварь святой праздник чувствует, – ответила бабушка. – Вот через неделю будет Рождество - и сам увидишь. Пойдёшь к Машке, она тебе даст знать.

Начались у Юрки праздничные дни: в школе каникулы, мать с собой в гости берёт, до самого позднего вечера у друзей засиживается. А Дарья Архиповна по дому хлопочет, зятя на службу собирает, обеды вкусные готовит, в квартире прибирается. Весёлое время быстро шло, и Юрка почти позабыл о бабушкиной сказке. А в ночь перед Рождеством, когда на столе стояло сладкое сочиво, внук вспомнил про рассказы и с нетерпением стал ждать продолжения.

В постели, накрытый одеялом, Юрка слушал милый голос бабушки.

Первый раз за много лет звери дружно толпились на полянке и слушали волка. И всем было удивительно, что серый хищник говорил так разумно и на других не смотрел со слюною. Видать, проникся зверь к человеку и решил отплатить добром.

Но не нашлось такого, кто придумал бы, как объяснить двуногим, чего хотят лесные жители. И тогда волк решил, что праздник им поможет. Набрался храбрости и пошёл к околице. Да зайца трусливого с собой в сопровождающие взял, чтобы показать людям свои благие намерения.

А в деревне праздники шли своим чередом. Каждый двор хвастался перед соседями пышными застольями, красочным убранством горниц и весёлыми песнями. Доброе время светлого праздника объединило всех жителей в одну большую семью. И в один вечер все сельчане собрались у зажиточного Фёдора, дом и хозяйство которого ломились от достатка. Радовался Фёдор уважению соседей, мехами лисьими да барсуковыми щеголял. Медовуху по полной кружке лил и своих дочерей в невесты сватал.

И в самый разгар застолья раздался во дворе волчий вой. Притихли люди и стали смотреть друг на друга с опаской. Память-то человечья короткая, что было несколько дней назад, уже позабыли. И то, что волк с мальчишками приплясывал и как песням рождественским подвывал. Дочери к отцу в объятия бросились, жёны к мужьям прижались, только Никитка с братьями переглянулись и на двор собрались.

Увидел хозяин дома, что на него все косятся, и тоже с ребятами на двор пошёл. Но взял с собой ружьё для пущей сохранности.

Увидел волк трёх братьев и перестал выть. Пошёл было навстречу, да тут Фёдор следом появился. Повёл серый носом по ветру и учуял запах, который на капкане осел. Оскалился зверь на мужчину, отступил назад. Да заяц из-за угла выскочил и встал между людьми и предводителем звериного собрания. Сам трясётся от вида человека, но чует, что его присутствие как раз и нужно.

А Фёдор долго думать не стал. Рассудил, что в крупного зверя попасть проще, да и шкура с зимнего волка ценностью обладает. Вскинул ружьё и увидел перед собой грудь Никиты.

– Ой, бабушка, а он что, старшего брата подстрелит? – заволновался Юрка, не в силах скрыть волнение.

«Видать переживает», – подумала Дарья Архиповна, но вслух сказала:

– Не перебивай, внучок, нехорошо это. Слушай старших и запоминай. А когда нужно будет, всё поймёшь и рассудишь – кто прав, а кто виноват.

Юрка напрягся и часто закивал, ожидая окончания.

Едва не нажал на курок ушлый Фёдор, да вовремя спохватился. И сказал тогда ему юнец очень важно и громко:

– Негоже в святой праздник гостей стрелять. Гляди, два серых пожаловали на двор, видать дело у них важное.

– Да как так?! – удивился мужчина. – Зверь он и есть зверь. На шапку его, и на жаркое. Праздники-то в самом разгаре.

Вспомнил Ваня, чему матушка его учила, и вмешался в разговор без разрешения старшего брата:

– Звери в праздник тоже добрые. И говорить умеют, только по-своему. Не стреляй, дядя Фёдор, давай послушаем, что звери скажут.

Но не поверил Фёдор мальчишкам и ружьё не убрал. Тут и соседи из избы высыпали, сперва испугались, а потом вспоминать стали. Фёдору советы давали, чтобы ружьё опустил. И после долгих уговоров согласился уважаемый сельчанин в волка не стрелять.

Подошёл Ваня совсем близко к зверям, почесал косого за ухом и стал смотреть на волка. А серый к сараю направился и тявкать стал, как собака. Тогда до Никиты смысл дошёл. Открыл старший брат сарай и увидел там множество капканов. Соседи тоже столпились у двери и с осуждением на Фёдора зароптали.

Отошёл волк в сторонку и уже собрался уходить, да подбежал к нему Васька и услышал, как серый вроде сказал «Спасибо». Развернулся и посмотрел по сторонам, а увидев зайца, кинулся за тем вдогонку.

С тех пор в деревне не пропадали куры, волк не таскал телят, а Фёдор отдал капканы кузнецу перековать на подковы. А старшие братья стали слушать, что говорил Ванюшка, и брали его с собой на всякие благие дела.

– Значит, можно понять, чего хочет зверь? – зевая, спросил Юрка.

– Ты сказку слушал, теперь сам думай, – ответила бабушка. – Семён мне сказал, что парень ты смышленый и всё понимаешь. А теперь отдыхай, завтра начинаются святки.

Мальчик с друзьями отправился по квартирам. Как и каждый год, ребятня собирала конфеты, монеты и поздравления в обмен на незамысловатые стишки и праздничные песни. Когда шли домой, остановились у Машки, кормили её конфетами и баловались со щенками. Всем было весело и радостно от праздника и от дружбы с дворнягой.

Юрка увидел, что в дальнем конце дорожки, идущей через двор, показались знакомые фигуры отца с матерью. Он поспешил навстречу, чтобы рассказать, как весело прошёл день. И почему-то Машка бросилась следом, позабыв о щенках или доверив детишек дворовой ребятне.

Когда Анна остановилась, чтобы выслушать сына, она достала из кармана маленькую коробочку и показала Юрке.

– Гляди, что мне подарил папа на Рождество.

В бархатном футляре оказались золотые серёжки. Небольшие, но очень красивые, они блестели на солнце, ненадолго выбравшемся к людям сквозь снежные облака. Юрке так понравился подарок, а особенно счастливое лицо мамы, что он долго рассматривал золотые изделия, вкушая счастье, расстилавшееся по округе. Малыш не слышал, как залаяла Машка, и совсем не ожидал, что сорока подхватит клювом одну серёжку и быстро упорхнет с подарком прочь.

Дворняга бросилась за птицей с громким лаем. Юрке даже показалось, что собака ругается на наглую птицу. Её лай не смолкал ещё долго, а малыш стоял разочарованный случившимся.

Степан успокаивал сына, но тот не мог поверить, что в день святого праздника сорока могла поступить так подло. Мама тоже говорила, что это не страшно и Юрка ждал, чего скажет бабушка.

Уже наступали сумерки, и семья собралась за столом. Юрка был хмурым и не мог понять, почему так случилось. И, когда он уже был готов поспорить с бабушкой, в окно балкона постучали. Малыш первым посмотрел на занавеску и увидел мелькнувшую тень за стеклом. Он бросился к двери, быстро нажал на ручку и осмотрел заснеженный прямоугольник с перилами. Там, на месте с отпечатками птичьих лап, лежала мамина серёжка. Юрка забыл, что не одет, и посмотрел на улицу.

Перед подъездом, лихо виляя хвостом, стояла Машка и смотрела вверх, на фигурку Юрки. Поняла, что маленький человечек её увидел, и отправилась воспитывать потомство.

Анна заботливо накинула на плечи сыну куртку, но Юрка уже спешил к бабушке, рассказывая о своих догадках.

– Вот видишь, – ответила Дарья Архиповна, – звери всё понимают, и между собой всегда договорятся. Главное им помогать и понимать, чего зверь хочет. А сердце у тебя доброе…

– Весь в маму, – заключил Семён, потом добавил: – и в бабушку.

Когда Дарья Семёновна уезжала, вся семья приехала на вокзал. И то, что сумки были лёгкими, как сердца родни, и то, что прощание было до лета, не имело значения. Всем хотелось быть вместе. А после того, как поезд тронулся, унося в окне фигуру бабушки махавшей внуку, дочери и зятю, Юрка громко, но как-то мечтательно сказал:

– А я поговорю с Машкой, пусть попросит папиного командира отпустить его в отпуск на весь следующий Новый год. – Потом подумал и добавил: – И Рождество.

Стук колёс стихал, а Юрка взял в руки ладони родителей и повёл их на выход с перрона, к новым чудесам обыденной жизни.





16 комментариев:

  1. Спасибо за интересный рассказ, Людмила Николаевна!

    ОтветитьУдалить
  2. Иногда и звери - друзья! Хороший рассказ.

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо. Обязательно прочитаю своим детям

    ОтветитьУдалить
  4. Любовь Хворостова14 января 2014 г., 1:33

    Действительно, прекрасный рассказ! Спасибо, Людмила Николаевна!

    ОтветитьУдалить
  5. Большое спасибо, Людмила Николаевна!

    ОтветитьУдалить
  6. Замечательный рассказ. Спасибо, Людмила Николаевна!

    ОтветитьУдалить
  7. Любовь Залевская14 января 2014 г., 9:04

    Трогательный рождественский рассказ, добрый и волшебный ! Так хочется верить в чудеса, так хочется верить, что мир станет чуточку добрее !! Спасибо, Людмила Николаевна !!!

    ОтветитьУдалить
  8. Чудеса есть и в наши дни. Просто мы за суетой дел не замечаем их присутствия. Спасибо за чудесный рассказ. Дружба детей и взрослых так украшает жизнь.

    ОтветитьУдалить
  9. Сколько чудес в обыденной жизни!

    ОтветитьУдалить
  10. Добрый рассказ. И в жизни есть место чуду.

    ОтветитьУдалить
  11. Людмила Николаевна, большое спасибо за интересный рассказ.

    ОтветитьУдалить
  12. Спасибо! В детстве бы плакала, так бы переживала, да и сейчас волновалась, не зная продолжения истории.

    ОтветитьУдалить
  13. Замечательный рассказ! Спасибо огромное! Прочитаем с детьми!

    ОтветитьУдалить
  14. Друзья, спасибо за отклики! Мы с ребятами тоже с большим интересом прочли этот рассказ! Он нам очень понравился!

    ОтветитьУдалить